«Графомафия»

Цена успеха

Фильм находился в производстве три года, несколько раз перемонтировался, был отмечен фестивальными наградами, и в августе 2017г. наконец вышел в кинопрокат.

Режиссеры:
Владимир Зайцев
Эдуард Радзюкевич

Рабочие названия проекта:
“Графоманы”
“Жизнь со свистом”

В ролях:
Гоша Куценко
Аристарх Венес
Юрий Стоянов
Эдуард Радзюкевич
Даниил Спиваковский
Станислав Дужников
Дарья Мороз

Фестивали и награды:

2017 – показ в рамках XXV фестиваля “Окно в Европу” (г. Выборг)

2015 – спецприз и диплом на XVI Российском Кинофестиввале комедии “Улыбнись, Россия!” (за добрую и умную комедию, за талантливое воплощение на экране мечты об успехе и счастье)

2017 – Приз зрительских симпатий «Сапфировый Феникс» на X Всероссийском кинофестивале актеров-режиссеров Золотой Феникс (обойдя фильмы “28 панфиловцев” и “Нелюбовь”)

Краткая аннотация:

Надежда Павловна, хозяйка крупного издательства, замыслила убить талантливого, но малоизвестного автора, и выдать его рукопись за творение ненаглядного сына Шурки.

Совершить непоправимое должна команда графоманов, в обмен на издание их творений миллионными тиражами.

Горе-душегубы с энтузиазмом берутся за дело, но сочинять триллеры – это одно, а убить живого человека – совершенно другое.

Моральные терзания новоиспеченной банды ставят всю операцию под угрозу.

А Шурка… А Шурка тем временем не проявляет абсолютно никакого интереса ни к славе, ни к литературному поприщу. Его мысли заняты роскошными машинами и красивыми девушками.

ОТ СОЗДАТЕЛЕЙ:

Автор сценария и режиссер-постановщик Владимир Зайкин:

Идея пришла странным образом. Я –  в  салоне красоты. На улице, за большим окном, стоит замызганный, чудовищно обросший бородой человек в тулупе. И это среди лета!

Он заходит в салон, и в ответ на недоуменные взгляды невозмутимо говорит: «Не могли бы вы со мной что-то сделать?».

Садится в кресло и начинает рассказывать свою историю. Что это за история, было непонятно совершенно; понятно лишь, что он вышел из лесу.

Меня просто терзал этот образ заросшего человека из какой-то другой реальности. Зачем он ушел в лес? Почему вернулся? Что его ждет в современной, продвинутой, метросексуальной Москве?

Очень хотелось придумать что-то про него. В результате родилась «Графомафия»: человек 8 лет писал роман и приехал в столицу, ожидая своего абсолютного признания. Пошел в издательство – и тут с ним начали происходить всяческие катаклизмы.

Это вовсе не интеллектуальная узкопрофильная история. Хоть всё и крутится вокруг издательства – в любом коллективе найдутся и неудачники, и гении, и злодеи.

Поэтому наше кино – в первую очередь для широкого зрителя. И в первую очередь оно про любовь: матери к сыну (ведь желая сделать его известным она пускается во все тяжкие), про любовь мужчины к женщине.

Дарья Мороз:

Когда я прочитала сценарий картины, сразу согласилась сниматься. Мне понравилась идея: все вокруг графоманы, и это очень совпадает с тем, что сейчас происходит вокруг. Замысел мне показался очень современным, и, главное, неизбитым.

Моя героиня влюбляется в странного человека (в исполнении Гоши Куценко), потому что видит в нем человека талантливого в первую очередь. Мне нравится, что она встретила не по одежке, а по уму. Это очень редкое явление в нынешней жизни.

Автор сценария и режиссер-постановщик Владимир Зайкин: 

Мы долго искали исполнителя главной роли. Этот человек должен был быть многополярным: с одной стороны, он пишет исповедь, а с другой – сидя в лесу, фантазирует о реальных людях.

Это и есть большая проблема графомана – что-то себе вообразил, написал и поверил в придуманный образ. Наш герой от нежности впадает в крайнюю агрессию, даже в исступление. Гоша Куценко имеет в себе все эти качества. Он умеет в секунду переключаться от громадной любви к отрицанию всего.

Юрий Стоянов: 

Я много снимаюсь в комедийных лентах. Люблю этот жанр, считаю его просто необходимым и объясню почему. Фильм «Небесный тихоход»  – это очень легкомысленная, мягко говоря,  картина о войне. Но когда он вышел в прокат  в 1946 году, то  собрал 21 миллион зрителей, и вовсе не потому, что это была выдающаяся картина.  Тогда, сразу после страшной войны, людям было важно другое. Зная правду, о том, что происходило на самом деле, они хотели увидеть вот такую версию, хотели улыбнуться, хотели выдохнуть… В смехе организм  испытывает физическую, я бы даже сказал даже химическую потребность.  И для меня очень важно дать это людям – если материал позволяет это сделать.

20.10.2017